Черниговские святые на картинах из кожи

В руках черниговской мастерицы Александры Дедович старые кожаные сумочки, поношенные кошельки и перчатки, давно вышедшие из моды сапожки, пояса и просто обрезки кожи превращаются в прекрасные картины, шкатулки, вазы, подсвечники. Зная об этом, родные, друзья и коллеги несут Александре Ивановне (педагогу и инженеру-экономисту по образованию, обладательнице дипломов двух вузов) ненужные кожаные вещи, ведь это необходимый материал для ее творчества.

Кожа как материал открывает массу возможностей

Когда смотришь на эти работы удивительной красоты — цветущую сакуру, яркие маки, романтический розовый туман, фигурки людей и животных, трудно поверить, что они изготовлены из кусочков кожаных вещей. По словам мастерицы, эту технику она освоила лишь несколько лет назад. Знакомая показала ей всего лишь один элемент — если кусочек кожи подержать над свечой, он станет выпуклым, и его вполне можно использовать как лепесток цветка или для аппликации. Вот так и родилась одна из первых работ Александры Ивановны — веточки цветущей сакуры, потом и красные маки. Удачный старт подарил вдохновение для дальнейшего творчества, на свет появились выпуклые натюрморты, пейзажи, абстрактные композиции.

Картины Александры Дедович абсолютно разные. Ей нравится экспериментировать, используя все новые и новые технические приемы. В какой-то момент мастерице стало интересно создавать не отдельные картины, а тематические серии. Одна из них, юмористическая, посвящена украинскому казачеству. Увидим на ней и поющего кобзаря, и корпящего над бумагами писаря, и казака-«характерника» (в народной традиции — мудрец, учитель, маг). Другая, романтическая, создана в нежно-розовых и серебристо-серых тонах. Одна из последних серий, созданных золотыми руками мастерицы, посвящена Батурину. Правда, в ней вместо кожи использована пленка-самоклейка.

 

 

 

Картины из сотен кусочков

По мере совершенствования мастерства, Александра Ивановна усложняла свои работы. Серии картин, которые были созданы совсем недавно, «собраны» из сотен деталей-кусочков! Они поражают своей изысканной строгостью! Одна серия посвящена гетманам Украины и выдержана в золотисто-коричневых тонах, другая, более красочная, — периоду Киевской Руси. В последней увидим портреты первого известного по летописям властителя Чернигова — князя Мстислава Храброго, при котором в нашем городе началось строительство Спасо-Преображенского собора, князя Игоря Новгород-Северского, героя всемирно известного «Слова о полку Игоревем», и князя Давида — основателя Борисо-Глебского собора.

На создание каждой из этих работ были потрачены десятки часов кропотливого труда! Именно поэтому мастерица не спешит их дарить или продавать, хотя с подобными предложениями к ней частенько обращаются. Совсем недавно на открытии Национального заповедника в Батурине у Александры Ивановны хотели приобрести эти картины для оформления ресторана, но она отказалась. «В каждую работу я вкладываю частичку души, поэтому мне тяжело с ними расстаться», - поделилась с нашими читателями Александра Ивановна.

Кроме того, эти картины трудно оценить в денежном эквиваленте. Отдавать их задешево — значит, не уважать свой труд и талант, а кто сможет купить дорого? И еще Александра Ивановна призналась в том, что вряд ли сможет работать на заказ, поскольку одна и та же техника ее не привлекает, ей интересно экспериментировать, творить, поэтому у каждой работы свой секрет, своя техника. И это нескончаемо!  А копировать работы мастерице скучно. Однажды ее попросили сделать копию картины, которая была на выставке, она пообещала, но до сих пор помнит, с каким напрягом над ней работала. По-видимому, сказывается холерический темперамент рукодельницы. 

Плата за науку — старые вещи

Александра Ивановна не из тех женщин, которая станет сидеть дома перед телевизором. Она любит ходить в театр, на выставки, на концерты, много читает, с юности увлекается поэзией. А когда мастерица остается дома, ее руки обязательно заняты рукоделием. Своими секретами она охотно делится с теми, кому это интересно, проводит мастер-классы в школах и садиках. Плата за науку — старые кожаные вещи. После окончания активной трудовой деятельности (до выхода на пенсию она 18 лет работала преподавателем в юридическом колледже, который сегодня называется институтом права, труда и социальных технологий) она продолжила заниматься со студентами с студии декоративно-прикладного искусства «Гаудеамус», обучала молодежь. Кстати, она не переносит слово «пенсионерка» и просит называть ее «свободная женщина, у которой появилось больше возможностей распоряжаться собой».

- Я считаю, что тяга к рукоделию заложена генетически, - поделилась с читателями мастерица. - У мамы в семье, например, было 11 детей, у отца было 4 брата, и все они умели работать руками - и ткать, и прясть, и мастерить из дерева. Я даже не могу назвать, чего не умели мои родители. Отец построил дом своими руками, а маме, когда она осталась вдовой, пришлось управлялась и с лопатой, и с молотком, и с иголкой, она умела абсолютно все! Мама всегда контролировала, чем я занимаюсь в течение дня, ведь она занята на работе, а я после школы полдня сама. По утрам она мне задавала задание: покажет, например, как вязать крючком, а вечером проверит, что я успела сделать. Потом я научилась вышивать, шить, так что у меня с самого детства руки растут из нужного места.

Если относиться к своей жизни, как творческому процессу, то каждый день будет ярким и неповторимым, вам не придется скучать, а глаза будут гореть, как в юности, уверена моя героиня.

Виктория Сидорова, фото автора

Александра Дедович